heder

Нет повести печальнее на свете, чем злоключения «Укрспецэкспорта» на планете

on Пятница, 21 Апрель 2017. Posted in Аналитика, Украина

История модернизации на Украине советской бронетехники с последующими попытками пропихнуть ее на международные рынки не менее увлекательна, чем торговля с «конвейера»

Нет повести печальнее на свете, чем злоключения «Укрспецэкспорта» на планете

4 апреля в Дакаре прошел традиционный военный парад по случаю очередной, 57-й по счету, годовщины независимости Сенегала. Среди боевой техники, прошедшей в парадном строю, были и две новинки – РСЗО «Бастион-1» и легкий бронетранспортер Oncilla (видео https://www.youtube.com/watch?v=Xbn0_aSk4bs ).

Украинская госкомпания «Укрспецэкспорт» поспешила поставить себе еще одну галочку в актив.

Хотя при детальном разборе тут гордиться нечем. Как раз наоборот, есть повод задуматься о состоянии украинской оборонки.

В данной статье речь пойдет о попытках Украины выйти на рынки бронетанковой техники. До «Онциллы» очередь еще дойдет. Пока что немного – о «Бастионе-1», который в тему этого исследования не совсем вписывается. Итак, что представляет собой украинская реактивная система залпового огня? Это немного модернизированная хорошо известная БМ-21 «Град», использующая в качестве колесной базы не «Урал», а КрАЗ. «Грады» в Советском Союзе перестали выпускать в 1988 году. На рынке вооружений предлагаются и этот отменно зарекомендовавший себя в многочисленных войнах и военных конфликтах продукт советской оборонки, и белорусские «БелГрады», и чехословацкая версия (создана еще до распада страны) RM-70/85, и украинские клоны «Бастион-1», «Бастион-2», БМ-21У «Верба». Сенегальцев не устраивали видавшие виды бэушные «Грады», а белорусские и чешские вариации на тему БМ-21 стоят куда дороже, чем украинские. Они прошли более глубокую модернизацию. Для того, чтобы наводить страх на казаманских сепаратистов (Казаманс – регион на юго-западе Сенегала) или же пообстреливать камерунцев во время очередного пограничного конфликта между двумя странами, и менее навороченной техники достаточно.  

Акклиматизация южноамериканской кошки в Африке

С «Онциллой» дела обстоят еще интереснее. У бронемашины действительно украинские корни. Это модернизированное детище харьковских танкостроителей – «Дозор-Б». Он в свое время был широко разрекламирован на Украине. Его «Укроборонпром» уже в течение почти десятилетия таскает по всевозможным выставкам, но покупателей до сих пор нет. Если верить украинской военной периодике, то броневик неплохо зарекомендовал себя в зоне АТО. Правда, поляки решили приобрести лицензию на «Дозор-Б». «Онцилла» (есть такой южноамериканский зверек семейства кошачьих) предназначена исключительно на экспорт. Сенегал пока единственный ее покупатель. Да и то, приобретено две машины, которые недавно и проехались по Дакару.

Почему сенегальцы не купили бронетранспортеры непосредственно в стране-разработчике? Причины – две. Во-первых, поляки сразу же заявили, что готовы удовлетворять любые прихоти потенциальных заказчиков по адаптации базового варианта к местным условиям. Например, те же сенегальцы поставили условие, что БТРы должны быть приспособлены для установки на них пулеметов, уже состоящих на вооружении национальной армии. Украинская оборонка, как показывает опыт, менее гибка. Во-вторых, Украина уже прочно на международных рынках вооружений завоевала репутацию ненадежного партнера. Да и броневики польского производства штучно куплены, так сказать, для акклиматизации. Не факт, что они ее пройдут. Тем более что у украинских образцов вооружения большие проблемы с этим. Хотя в данном случае может выручить более высокое, нежели украинское, польское качество…

«Срочно требуются рабочие!»

Увидеть объявления подобного рода в современной Украине – экстраординарная редкость. А вот лидер в производстве украинской бронетанковой техники – харьковский завод имени Малышева уже дважды за последнее десятилетие набирал рабочих по объявлению. Причем в связи с тем, что высококвалифицированные специалисты уже давно покинули страну, пришлось брать в качестве учеников людей, которые ни дня не стояли у станка. Это в других странах предприятия радуются экспортным заказам. На Украине эффект обратный. Заключенный в 2009 году контракт с Ираком на поставку 420 бронированных машин семейства БТР-4 у харьковских танкостроителей вызвал панику. Ополовиненный коллектив предприятия физически не мог выполнить в установленные сроки иракский заказ, поэтому и пришлось набирать буквально с улицы неквалифицированную рабочую силу.

С иракцами «малышевцам» стало не везти с самого начала. Первая партия бронетранспортеров была забракована заказчиком из-за проблем с автоматическими орудиями. После устранения дефектов БТРы все же были приняты на вооружение иракской армии. До февраля 2014 года, когда к власти пришли «майдауны», Ирак получил 128 (На фото изображена погрузка БТР-4 для Ирака в Одесском порту)  из 420 полагающихся по контракту машин. Дальше произошла вполне закономерная, если учитывать, кто непосредственно клепал эту технику, вещь. Из Багдада в Киев пришла рекламация. В ней указывалось на нарушение сроков поставок и на низкое качество продукции. Ирак разорвал контракт. В начале 2014 года иракцы вернули на родину 42 из уже поставленных БТР-4. Впоследствии 10 из забракованных машин, немного «подшаманенных» на заводе-изготовителе, Украине все-таки удалось всучить менее разборчивым нигерийцам.

После скандала с иракскими БТР-4 от контракта на поставку для своей морской пехоты партии бронетранспортеров отказалась Индонезия. Индонезийцы попытались быть при этом дипломатично-деликатными и не стали лишний раз напоминать о заводском браке. Было заявлено, что эта машина не совсем пригодна для морпехов, так как на воде излишне «зарывается» носовой частью. Почти одновременно из Казахстана прибыл тестовый экземпляр – казахи передумали выпускать БТР-4 на своих предприятиях по лицензии. Все рекламационные машины Украина отправила в зону АТО. Украинские военные – не иракцы, не индонезийцы, не казахи и даже не нигерийцы, а посему будут воевать на том барахле, что им предоставит родной оборонпром…

К этому стоит добавить, что данный тип бронетранспортера иракская армия первоначально не собиралась приобретать. Предпочтение отдавалось продукции российской оборонки. Но вмешались американцы, которые согласились профинансировать закупку техники, но при условии, что та будет украинского производства. Контракт на поставку БТР-4 в Ирак должен был обойтись американской казне в 457,5 миллионов долларов. Это, кстати, не единственный случай, когда за океаном делали все возможное, чтобы поддержать украинскую оборонку. Но об этом потом.

Не читают в Таиланде украинские СМИ!

Что же касается объявлений о срочном наборе на завод имени Малышева неквалифицированной рабочей силы, то они еще раз будут размещены в харьковских газетах. В эпоху всеобщей интернетизации этот рецидив достаточно быстро стал достоянием широкой общественности. Причем писали об этом не какие-то непатриотичные блогеры, а лояльные к власти украинские интернет-издания. Но тайские военные, видимо, украинские СМИ не читают. А зря! В Таиланде серьезно обожгутся на контракте по закупке для своей армии украинских танков «Оплот-М». По рукам тайцы и украинцы ударили еще в сентябре 2011 года. Первый танк был предоставлен заказчику только в июне 2013-го. До конца года Королевской армии Таиланда были сданы пять машин, хотя контрактом предусматривалась поставка двух сотен. Выяснив, что завод имени Малышева на большее не способен, украинское правительство слезно попросило Бангкок продлить сроки выполнения обязательств.

Поначалу тайцы пошли навстречу, но, получив в 2016-м еще пять танков, пришли в ярость. Контракт был расторгнут. При этом Таиланд потребовал, чтобы в счет уже уплаченных средств Украина довела поставки хотя бы до 50 машин. Одновременно тайские военные обратились к стародавнему своему партнеру по военно-техническому сотрудничеству Китаю с просьбой залатать образовавшуюся из-за Украины (тайцы, надеясь на добросовестность украинских контрагентов, опрометчиво списали часть устаревших машин китайского и американского производства) дыру в танковом парке. Лично у меня сомнений, что китайцы поставят 150 новеньких танков в срок, не вызывает. Но еще до того, как в Бангкоке окончательно осознали реальное положение дел в украинской оборонке, в ноябре 2015 года на одной из международных выставок было подписано соглашение о производстве в Таиланде украинских бронетранспортеров БТР-3Е1 (глубокая модернизация советского БТР-80). Какова судьба этого договора? Правильно, тайцы быстренько передумали…

Латание тришкиного кафтана

История модернизации на Украине советской бронетехники с последующими попытками пропихнуть ее на международные рынки не менее увлекательна, чем торговля с «конвейера». Опять же, как и в случае с БТР-4, «попал» Ирак. После того как не без предательства военной элиты Ирака пал режим Саддама Хусейна, новые проамериканские власти страны решили постепенно возрождать Вооруженные силы. От желающих завалить «новоиракцев» разного рода военным хламом отбоя не было. В далеком теперь 1999 году Иордания позарилась на украинскую модификацию советского БТР-80, предлагавшуюся на международном рынке как БТР-94. Было приобретено пять десятков этих машин. Иорданцы быстро поняли, что купили что-то не то. «Глубокая модернизация» по-украински заметно ухудшила не первой свежести бронетранспортеры. Спустя четыре года после их покупки иорданцам представился прекрасный шанс избавиться от негодных машин и вернуть затраченные на их покупку средства. В общем, Иордания «по-братски» продала все свои БТР-94 Ираку.

Американцы помогали в переоснащении иракской армии, как могли. В том числе в поиске обладателей советской боевой техники, желающих подзаработать на ее продаже. Зачастую для этого использовались весьма запутанные посреднические схемы. В снабжении новой иракской армии участвовали и откровенные торговцы воздухом. Одним из них была польская компания Bumar S.A. Заключив контракт на поставку бронетранспортеров в Ирак, она начала искать по всему миру владельцев БТР-80, а заодно дешевые конструкторские умы для доводки машин до современных требований. В это же самое время пресловутая украинская госконторка «Спецтехноэкспорт» пыталась найти заказчиков на переоборудование по украинским проектам советской бронетехники.

Польские и украинские торговцы воздухом быстро нашли общий язык. Поляки купили у венгерских полицейских 66 изношенных БТР-80. Украинцы вдобавок к этому предоставили 32 своих бронетранспортера того же типа примерно в том же состоянии. Модернизировать машины по украинскому проекту БТР-80 УП должен был Николаевский ремонтно-механический завод Минобороны Украины. Руководство этого предприятия, имевшего с конца 80-х годов большой опыт по утилизации изначально поступавшей на ремонт бронетехники, пошло по пути наименьшего сопротивления. На заводе скопилась достаточно большая партия «восьмидесяток» украинской армии, требовавших ремонта. Родимое военное ведомство платить за восстановление БТРов не спешило. Вот и родилась шальная мысль использовать их детали под экспортный заказ. Николаевцы его с честью выполнили. Но в 2014 году, когда Украина прочно завязла в АТО, в Минобороны вспомнили о николаевских «восьмидесятых», а они оказались несколько разукомплектованными. Военная прокуратура подсчитала ущерб в 130 тысяч гривен. Не так много, но руководство завода попало на скамью подсудимых за «саботаж»…

Верните наши танки!!!

Украина в разные времена предлагала свои наработки по модернизации уже имеющейся на вооружении стран мира техники. Причем «Укрспецэкспорт» вовсю рекламировал «глубокую модернизацию» не только советского наследия. Были проекты по модернизации американских танков М-60А3 и даже индийских «Арджун». Чертежи и модели их таскались по многочисленным выставкам. Компанию им составляли натурные ездящие и стреляющие: тот же «Оплот-М» (вариация на тему советского танка Т-80УД), «Булат» (модернизированный советский Т-64), а также единично-выставочные броневички – «Казак», «Вепрь», «Варта», «Тритон», «КрАЗ-Феона», «КрАЗ-Шрек» (как же мультипликационная Феона без Шрека обойдется), «КрАЗ-Спартан», «КрАЗ-Хурикейн», «КрАЗ-Халк» и т.д. и т.п. Желающих связываться с украинской оборонкой не много. «Укрспецэкспорт», например, упрямо по всем экспозициям возит забракованный по всем статьям еще в 90-е годы турецкими военными танк «Ятаган». Это еще одна украинская вариация на тему Т-80 УД. Существует он в единственном экземпляре, который от постоянных перелетов от выставки к выставке уже давно стал не выставочным образцом, а музейным экспонатом. Уже можно специальную экспозиционную табличку под ним ставить: «Ветеран “Укрспецэкспорта”».

Но были в истории украинского танкового экспорта и определенные удачи. Когда еще Харьковский завод транспортного машиностроения имени Малышева не давал в газеты объявления о наборе рабочих с улицы, ему удалось заполучить контракт на крупную партию танков Т-84 (слегка модернизированный в незалежной Т-80 УД) для Пакистана. Связи с предприятиями-поставщиками, разбросанными по всему бывшему Союзу, у харьковчан тогда еще существовали. Но пакистанцы решили устроить украинской оборонке экзамен. В Исламабаде прекрасно понимали, что скоро прежние связи рухнут, а выполнение заказа в 320 танков – дело не одного года. Поэтому контрактом было предусмотрено, что все в танках должно быть украинским. К чести тогдашнего украинского оборонпрома стоит сказать, что эти требования были выполнены. Не обошлось, правда, и без рекламаций. Часть машин была возвращена. После исправления дефектов они были приняты заказчиками. Дело происходило в 1995 году.

Почему пакистанцы отдали предпочтение харьковскому заводу? Наверное, сыграло то обстоятельство, что машины, разработанные в Харьковском КБ имени Морозова (Т-80 УД и Т-64 различных модификаций), на экспорт в советские времена не поставлялись. Т-84 (он же Т-80 УД) был дизельным вариантом газотурбинной базовой «восьмидесятки». Затем он стал «Оплотом». Соответственно последующие «глубокие» украинские модификации Т-64 были обозваны «Булатом». Последний как-то приглянулся военным из Демократической Республики Конго. Африканцы, которым сильно навороченная техника не нужна была, в контракте оговорили поставки специально спроектированной упрощенной и более дешевой версии танка. В КБ имени Морозова справились с проектным заданием. На свет специально для ДР Конго появился Т-64БМ1М.

Удачным оказался и проект модификации советских танков Т-72 для эфиопской армии. С 2011 по 2013 год эфиопы получили с Киевского бронетанкового (ремонтного) завода 200 машин Т-72Е1. Украинской модификацией «семьдесят вторых» заинтересовался Казахстан. Но не тут-то было. В середине 2014 года из-за потерь в бронетехнике в зоне АТО Украина перестала предлагать на внешний рынок модернизированные Т-72. Они потребовались на Донбассе. Кстати, эфиопам еще повезло. Они получили свои танки вовремя. А вот до ДР Конго, несмотря на оплату контракта, специально созданные для нее десять «Булатов» так и не дошли. Они были конфискованы Украиной и отправились воевать с ополченцами ДНР и ЛНР.

Упрямые бангладешцы

Как уже говорилось выше, Таиланд после полнейшего разочарования в возможностях украинской промышленности обратился за недостающими 150 танками к Китаю. Тот предложил свой уже неплохо зарекомендовавший себя в мире MBT-2000. Кстати, КНР и Украина в своё время достаточно тесно сотрудничали в области танкостроения. Но произошёл скандальный разрыв. История напоминала хорошо известный анекдот про украинца, который собирался понадкусывать яблоки, которые не мог съесть. Киев неоднократно проигрывал конкурсы на поставки танков в разные страны. В некоторых странах это «удалось» сделать дважды. Например, как это было в Бангладеш. Первый раз, в 2011 году украинский «Оплот» проиграл китайскому VT-1А (экспортному варианту MB-2000). В 2013 году Минобороны этой страны вообще не стало рассматривать украинский проект модернизации старых танков китайского производства «Тип 69» (почти точная копия советских Т-55), посоветовав «внимательнее прочитать техзаявку». Тогда опять победили китайцы. Примечательно, что на обоих типах машин, выигравших конкурсы в Бангладеш, первоначально стояли украинские двигатели.

Украинская месть – бестолковая, но на восемь лет сесть можно

Перу в 70-80-е годы было единственной южноамериканской страной, покупавшей советскую боевую технику. Среди прочего были и танки Т-55. Поэтому, когда встал вопрос об обновлении танкового парка, перуанцы, естественно, обратили взор на Восток. В 2009 году в конкурсе участвовали украинский «Оплот» и всё тот же китайский VT-1E, пращуром которых и был Т-55. Перу до того, как произошло непредвиденное, успело получить небольшую партию в пять машин, которые даже были продемонстрированы в столице страны на параде. Украина не на шутку обиделась очередным проигрышем «Оплота». Сначала был разорван контракт с китайской компанией NORINCO на поставку танковых двигателей. Далее «Укрспецэкспорт» обвинил перуанцев в нечестно проведённом конкурсе. Чтобы успокоить нешуточно разошедшийся Киев, перуанцы даже посадили на восемь лет своего министра промышленности (Перу собиралось производить танки по лицензии) Виктора Хой Вей Рохаса. Он якобы получил от китайцев взятку… Естественно, что после этого КНР полностью прекратила какие-либо связи с украинской оборонкой.

Опять американский фактор

К слову, украинские двигатели сначала китайцы не собирались ставить на свои танки. Но в 1998 году Киеву подыграли американцы. Пакистан вознамерился производить уже знакомый нам VT-1 (он же МВТ-2000) по лицензии под названием «Аль Халид». Движки на нём должны были стоять французские. Но на их производителей надавили Соединённые Штаты, заодно порекомендовав установить украинские, что и было сделано. После этого китайцы до перуанского скандала не стали перепроектировать экспортный вариант танка.

P.S. В этой статье были затронуты только попытки украинского оборонпрома выйти на зарубежные рынки с бронетанковой техникой. Поверьте, что не стремился я кинуть тень на украинских конструкторов, инженеров, рабочих оборонных предприятий. Им не повезло с руководством страны, а заодно с дельцами от экспорта вооружений. Первые разбазарили мощнейший научный и промышленный потенциал, доставшийся в наследство от Советского Союза. Вторые, пытаясь во что бы то ни стало заполучить хоть какой-нибудь контрактик, не понимали, что предприятия его не потянут. Итог – репутация украинской оборонки рухнула практически до нуля. Сегодня география стран, производящих оружие и боевую технику, в том числе и собственной разработки, растёт с каждым годом. Но не каждая из них рвется на мировые рынки. Рассуждают здраво – всему свое время. Тот же Китай тоже не сразу стал экспортером.

У нас в планах рассказать об «успехах» в покорении рынков украинскими авиастроителями, корабелами и производителями других видов вооружений. Если эта статья будет популярна, то мы продолжим тему «Укрспецэкспорта». Недавно Верховная Рада приняла поправки в Закон Украины «О физической культуре», согласно которым национальным видом спорта признается «боевой гопак». Недалек час, когда его станут использовать спецподразделения. Похоже, что в скором времени это будет единственное, что смогут предложить оборонщики ВСУ.

Александр ИСКАНДЕРОВ

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.