heder

Эксперимент «Товарища-87»

on Среда, 17 Июнь 2015. Posted in Общество, Аналитика, Мир

Невежество, как способ управления массами (Исторический опыт)

Эксперимент «Товарища-87»

«Нельзя вести политическую борьбу, не убивая людей!»

Пол Пот

Иногда история, двигаясь по спирали, делает неожиданные повороты. Часто майдан со всеми вытекающими сравнивают с гитлеровским фашизмом, но такое сравнение верно лишь отчасти, прежде всего потому, что, несмотря на все людоедство гитлеровской идеи, действия тех нацистов были направлены на то, чтобы поднять уровень жизни германского народа за счет порабощения других. В современной Украине происходит прямо обратный процесс.

Народ заставляют делать движения, направленные исключительно на развал страны со всеми вытекающими последствиями. Причем если немцы, видя успехи немецкой экономики и улучшение своей жизни, просто не хотели замечать тех зверств, которые во имя этого творили фашисты, то реакция украинцев, лишившихся даже того малого, что у них было, но продолжающих саморазрушение, необъяснима с точки зрения логики и все больше напоминает истерический фанатизм. Однако исторический пример подобного саморазрушения, со своим «майданом», «правосеками», шизофреничной постановкой вопроса в экономическом плане и войной, ознаменовавшей падение режима, все-таки был.

От процветания до развала

Камбоджа могла бы остаться в истории страной тропического рая, если бы не события 1970-х, которые потрясли своим кровавым размахом весь мир. Почему такое произошло – неясно до сих пор. Ведь ни культура, ни история этой страны не предвещала такого сценария.

История Камбоджи похожа на лоскутное одеяло, состоящее из разных отрезков, связанных между собой нитками культуры. Первые сведения о заселении территории Камбоджи человеком относятся к эпохе палеолита. Примерно к 14-му тыс. до н.э., как показали раскопки в Молупрее, Лонгпрао и Самронгсене, население уже занималось ранним земледелием, собирательством, рыболовством и охотой.

Первым крупным государством на территории современной Камбоджи был Бапном (1-6 вв.), известный также под названием Фунань (от китайской транслитерации кхмерского слова «пном» – гора). Ранний период истории империи связан с деятельностью Джаявармана II (802-54) – объединителя кхмерских земель и основателя новой династии. В последней из основанных им столиц Махедрапарвате он провозгласил независимость своего государства от яванских властителей, построил первый религиозный центр страны и учредил официальный культ дева-раджи (бога-короля). Тип государства, сложившийся при Джаявармане II, представлял собой форму неограниченной монархии, где король считался воплощением бога. Подобные идеологии формировались в большинстве стран Европы, но в Азии это скорее выделяло государство из общей массы азиатских государственных образований, нежели было правилом.

Наибольший подъём древней Камбуджадеши связан с именами Сурьявармана II (1113-1150) и Джаявармана VII (1181-1220). Сурьяварман II, сумев установить хорошие отношения с Китаем, начал войны на востоке с Дайвьетом и Тьямпой, а на западе – с монским государством Харипунджая и тайскими княжествами. Территория империи значительно превышала в это время территорию современной Камбоджи. Помимо кхмеров, в империи проживали моны, тайцы, тьямы, малайцы, горные племена. В столице в это время возводится величественный храм Ангкорват, ставший усыпальницей этого монарха.

Но в истории, как нигде, работают так называемые законы маятника. Чем быстрее и мощнее развивается государство, тем сильнее и глубже впоследствии наблюдается его падение. Так после нескольких веков процветания Камбуджадеши начинает внутренне разлагаться. Разность культур и предательская беспечность чиновников делают свое дело. Камбуджадеши теряет все территории некхмерского населения и превращается в моноэтническое государство. Постепенно страна все более попадает в зависимость от быстро усиливающихся соседей – Вьетнама и Сиама. Соперничество этих государств за преобладание на Индокитайском полуострове крайне обостряло междоусобные распри кхмерских феодалов, стремившихся в борьбе за власть опереться на поддержку иноземных правителей.

В 1863 году вслед за покорением территории Кохинхины (современный Южный Вьетнам) Франция вынудила короля Камбоджи Нородома (1860-1904) подписать договор о протекторате, который лишал страну права проводить самостоятельную внешнюю политику. В рамках последовавших за этим соглашений в стране учреждалась должность французского Верховного резидента и французских резидентов в провинциях, создавалась колониальная администрация, в ведение которой переходил контроль за установлением и взиманием налогов, косвенного обложения, таможенных сборов. Эта же судьба постигла и другие государства региона, бесконечно воюющие между собой.

В период французского протектората (1863-1953) страна прошла через «верхушечную модернизацию», которая затронула главным образом городские слои и кхмерскую правящую элиту. Серьёзных перемен в аграрной сфере, которые бы существенно улучшили жизнь камбоджийского крестьянства, составлявшего до 90% населения, так и не произошло. Кхмерское крестьянство в рамках созданной в стране экономической модели оказалось фактически в полной зависимости от ростовщиков и чиновников, балансируя на грани выживания.

Салот Сар – мальчик из приличной богатой семьи

Но, несмотря на это, и среди крестьян того времени появлялись богачи. Собирая и продавая рис поколениями, они смогли не только выжить, но и, сколотив некоторый капитал, все же выйти в общественную элиту. В одной из таких семей деревни Прексбаув в 1928 году и родился мальчик Салот Сар. В возрасте девяти лет он был отправлен в Пномпень к родственникам. После переезда несколько месяцев провёл прислужником в буддийском монастыре Ват Ботум Ваддей, где изучал кхмерский язык и основы буддизма. В 1937 году Сар поступил во французскую католическую начальную школу, где получил основы классического образования. Родители не жалели капитала для обучения своего сына, поэтому после окончания школы Сар продолжил учёбу в Колледже Нородома Сианука в Кампонгтяме.

Шел 1942 год, Европа обливалась кровью, метрополия Франция была оккупирована нацистами, а юноша Сар продолжал постигать знания, будучи далеким от всех этих ужасов. В годы войны Камбоджа была оккупирована японцами, но в октябре 1945 года сюда вернулись французы и восстановили свои порядки. Тем временем в Индокитае разгоралось освободительное движение. В 1946 году принц Сианук сумел добиться от французов «внутренней автономии» для Камбоджи. Год спустя была введена в действие первая в истории страны конституция, которая упразднила институт абсолютной монархии. В стране прошли первые парламентские выборы.

Но все эти события юного Салот Сара касались лишь вскользь. В 1949 году он получил правительственную стипендию для получения высшего образования во Франции. Предполагалось, что он продолжит обучение в профессиональной школе в Лиможе или Тулоне. Но за дальнейшими знаниями он отправился в Париж. Прибыв во Францию, Сар начал изучать радиоэлектронику. Вспоминая о первом годе своей студенческой жизни, он позже отмечал, что много работал и был хорошим студентом. Да и сверстники отмечали его недюжинное стремление к знаниям. Таких обычно называли «зубрилами», из них выходили хорошие технари, знающие досконально весь процесс работы той или иной машины. Никто тогда не мог предположить, что знание техники Сар полностью перенесет на работу с людьми и войдет в историю под именем, которое впоследствии станет нарицательным – Пол Пот.

В конце 1950 года в Париж прибыл старый друг Сара – Иенг Сари. Он познакомил Салот Сара с Кенг Ваннсаком, патриотически настроенным националистом, с которым учился в Лицее Сисовата. Именно на квартире Кенг Ваннсака начал работать марксистский кружок, инициаторами создания которого были Иенг Сари и Рат Самоён. Впоследствии социальные идеи стали вытеснять из головы студента технические навыки. Правильнее было бы сказать, что работа с механизмами ему была менее интересна, чем изучение человека как механизма. В середине 1952 года Салот Сар под псевдонимом Кхмер Даом выступает со своим первым политическим произведением – в специальном выпуске журнала камбоджийских студентов «Khmer Nisut» выходит его статья «Монархия или демократия?». Тогда же Салот Сар вступил в Коммунистическую партию Франции.

Так в роскоши Парижа готовилось будущее для Камбоджи. В стенах кружка или за чашкой кофе в столичном бистро Салот Сар и Иенг Сари вырабатывали новую, еще нигде не апробированную идеологию. Для слаборазвитых стран они пропагандировали полную экспроприацию крестьянства и создание в деревне системы по сути подневольного крестьянского труда, предлагая обобществление даже личного имущества. По сути, «марксисты» с техническим неоконченным образованием готовили лабораторный эксперимент на людях в масштабах целой страны. К этому времени Салот Сар уже полностью потерял интерес к учёбе и был отчислен из Сорбонского университета.

В январе 1953 года Салот Сар вернулся в Камбоджу и поселился в Пномпене у своего старшего брата Лот Суонга. Через месяц он предпринял попытки установить контакт с антифранцузскими партизанскими отрядами, а затем познакомился с местным представителем Коммунистической партии Индокитая (КПИ) – Фам Ван Ба. Салот Сар обратился к нему с просьбой принять его в КПИ на основании своего членства в КПФ. Фам Ван Ба связался с Парижем через Ханой, и в августе 1953-го Салот Сар вступил в КПИ, начал работать в отделе массовой пропаганды штабной ячейки, посещать школу для партийных кадров. Параллельно Пол Пот стал преподавать в престижном частном лицее в Пномпене. Позднее он иногда именовал себя «профессором истории и географии».

Начав работать в столичной партийной организации, Пол Пот уже вскоре обратил на себя внимание. Он был хорошо образован, умел убеждать, и вместе с тем был приветливым, мягким и вежливым в общении с людьми. Он лучше ориентировался в городских условиях, чем многие ветераны партии, которые ранее много лет провели в джунглях, сражаясь вместе с лаосскими и вьетнамскими коммунистами против французских колонизаторов.

От половинчатого социализма к диктатуре

Между тем в Камбодже происходили невиданные доселе изменения. Принц Сианук вдруг нежданно-негаданно объявил её страной социализма. Он основал «народно-социалистическое сообщество» («Сангкум»), призванное построить «кхмерский, буддийский, королевский социализм». «Наш социализм в первую очередь является применением буддизма в аспекте его борьбы против социальных бед, несправедливости и неравенства. Он превозносит дух братства и взаимопомощи и призывает к жертвенности и совершенствованию личности во имя помощи обществу», – разъяснял международному сообществу этот невиданный симбиоз сам принц.

Затея эта, разумеется, ни к чему не привела. По-прежнему зачатки социалистического общества проявлялись только в Пномпене, где и заканчивались. Крестьяне по-прежнему изнывали под тяжестью налогов и поборов несправедливой закупочной политики и в большей части не могли себе объяснить, чем королевский социализм отличается от французского колониализма.

Тем временем подпольную компартию Камбоджи стали раздирать клановые споры за лидерство. Фактически она разваливалась. Партия, по существу, оказалась расколотой на три группировки, находящиеся в разных районах страны. Первая – это уцелевшие «ветераны партии», люди, во многом оторванные от реального положения в стране. Вторая – это молодые интеллигенты-«романтики»: учащиеся, преподаватели, учителя колледжей и лицеев. Пол Пот и его соратники входили в третью группировку, идеологическая платформа которой отличалась откровенным национал-шовинистическим характером и антивьетнамскими настроениями. Лидеры этой фракции, которая первоначально насчитывала не более 30 человек, выступали за создание путем «сверхвысокого скачка» (по аналогии с «большим скачком» в Китае) сильной Камбоджи при опоре на собственные силы.

В 1962 году при невыясненных обстоятельствах в Пномпене на конспиративной квартире был убит генсек компартии Ту Самут. Позднее появились свидетельства, что его убили по приказу Пол Пота. Во всяком случае, устранение Ту Самута открывало Пол Поту и его сподвижникам прямой путь к овладению всей полнотой власти в партии. Пол Пот оставляет преподавательскую работу и переходит на нелегальное положение. Народно-революционная партия все более явно становится партией «нового типа», организацией «революционеров-профессионалов» и орудием осуществления планов полпотовцев. В 1965 году Пол Пот побывал в Китае, где встречался с Мао Цзэдуном. Позднее он еще несколько раз посетил эту страну, в которой полным ходом разворачивалась «культурная революция». Вождь красных кхмеров высоко оценил ее, назвав «очищением организма от болезненных явлений». Позднее Пол Пот не раз говорил, что председатель Мао «всегда поддерживал и поощрял нас».

Между тем звезда принца Нородома Сианука стала закатываться. В конце 60-х годов в Камбодже нарастают оппозиционные настроения, а на политическую арену выходит армейская верхушка как самостоятельная политическая сила. В марте 1970 года, когда Сианук посещал с официальным визитом Советский Союз и Китай, Королевский совет и Национальное собрание под давлением генерала Лон Нола отстранили его от власти. По существу, это был государственный переворот, организованный Лон Нолом при поддержке армейской верхушки и проамерикански настроенных политиков. Приговоренный к смертной казни, Сианук не рискнул вернуться в Камбоджу и остался в Пекине. Однако, не смирившись с отстранением, он обращается за поддержкой к левым силам, руководимым компартией.

Начало «кампучийского майдана»

1970 год положил начало разрушению кхмерского общества. Именно тогда Камбоджа стала «привыкать» к крови и смерти. Гражданская война, американское вмешательство, массовые миграции – все это вело к социальному распаду. «После того, как Америка в течение 5 лет помогала феодальному правительству, которое она презирала, и вела войну, о которой было известно, что она безнадежна, – Соединенным Штатам нечего показать миру, кроме грустной картины эвакуации с послом, выносящим в одной руке американский флаг, а в другой – свой гигантский чемодан. Но есть миллион убитых и раненых камбоджийцев (седьмая часть населения), есть сотни тысяч беженцев, которые живут в лачугах, есть опустошенная страна, дети, умирающие от голода, и плотники, наловчившиеся сколачивать гробы из ящиков, в которых транспортировались боеприпасы», – писала газета «Нью-Йорк тайм» вскоре после падения режима Лон Нола.

К радости СССР проамериканский режим рухнул в Камбодже и был позорно вышвырнут из Вьетнама. Казалось, жизнь этих двух стран теперь выстраданно и неразрывно связана с Советским Союзом и идеалами социализма. Но в Камбодже вдруг стали происходить странные необъяснимые события.

Вначале все было более чем пристойно. Воинские подразделения красных кхмеров вступили в Пномпень 17 апреля 1975 года. В то время в нем проживали около трех миллионов человек. Толпы столичных жителей приветствовали солдат в черной форме радостными криками и рукопожатиями. На улицах города танцевали, пели и веселились. Верилось, что в Камбоджу наконец-то пришел мир. Народ давно уже устал от войны. Но вскоре «освободители» уже рыскали по улицам столицы, взламывая запоры магазинов. У жителей изымали автомобили, мотоциклы, даже велосипеды. Солдаты – нередко это были 14-16-летние мальчишки – произносили при этом одну фразу: «Ангка». Направляя дуло автомата на человека, они заявляли: «Ангка требует, чтобы ты предоставил мне свой мотоцикл».

Использование детей в начинавшейся «кровавой бане» было неслучайно. В отличие от ветеранов революции, их разум еще не был сформирован какой-либо идеей, а наличие автомата и безраздельной власти превращало преступление в увлекательную игру. Подростки, науськиваемые старшими «воспитателями», стали врываться в дома и выгонять жителей – зачастую своих родителей – из городов, непокорных убивали на месте.

Мотыга как средство для достижения непонятной цели

Полпотовцы в момент разорвали дипломатические отношения со всеми странами, не работала почтовая и телефонная связь, въезд и выезд из страны были запрещены. КГБ СССР по заданию ЦК КПСС пытался «навести справки». Но даже этой мощной организации получить достаточно полную информацию было не под силу. Тогда руководителям «братской Кампучии» было отправлено приглашение посетить СССР. Отдохнуть, покупаться в Черном море. Полечиться, в конце концов. Ответ ошарашил даже видавших виды кремлевских партийцев: «Приехать не можем, очень заняты, много дел». Дальше – полнейшая тишина.

«Дел» действительно было много. В Камбодже, переименованной в Кампучию, провозглашалось чисто кхмерское общество («Кампучия – для кхмеров!»). Те из сограждан, кто исповедовал «нехарактерные» для Кампучии религии, христиане и мусульмане, также подвергались преследованиям. Дабы завершить полную изоляцию страны, были проведены указы о языке. Использовать любой другой язык, кроме кхмерского, запрещалось: за разговоры на вьетнамском, тайском или китайском языках полагалась смертная казнь. Но самым большим преступлением были разговоры на языках европейских, в частности на французском.

С историей своей страны в Кампучии разобрались так же быстро, как и со всем остальным. Год прихода к власти красных кхмеров был объявлен нулевым, а все, что было до этого, объявлялось наследием буржуазного прошлого – запрещалось или уничтожалось, от некхмерских памятников архитектуры до императорского балета, гордости камбоджийцев. Из городов всех людей огромными потоками гнали в поля, где новое бесклассовое общество, объявленное Пол Потом, сразу разделялось на два класса – рабов и надсмотрщиков. Никто в Кампучии не знал, кто стоит во главе страны. Более того, камбоджийцы не знали, что те, кто ими правят, себя называют коммунистами. На самом деле к коммунизму этот строй имел такое же отношение, как и к капитализму. Это был оригинальный, но кровавый эксперимент кучки сорбонских недоучек.

Все «новшества» вершились от имени «Ангка лоэу» – «верховной организации». На деле страной правили четыре семейных клана «лучших товарищей» – Пол Пота, Иенг Сари, Кхиеу Самфана и Сон Сена. «Ангка» же являлась лишь инструментом в их руках. Не было ни культа личности, ни биографий вождей, ни приличествующих этому портретов. Пол Пот не давал себя фотографировать. Один – позже забитый мотыгами – художник набросал его портрет. Когда этот размноженный на ротаторе рисунок вывесили в общих столовых, брат и сестра Салот Сара, отправленные, как и прочие буржуазные элементы, на перевоспитание, узнали своего родственника. «Нами правит маленький Сар!» – воскликнула сестра диктатора. Портреты сняли.

К интеллигенции у Пол Пота, как вышедшего из её среды, было отношение особое. «Нам надо подавить тягу интеллигенции к западному образу жизни. Интеллигенции как таковой быть не должно. Ее представители будут заниматься полезным физическим трудом, жить совместно, учиться у народа». Эти слова принадлежат человеку, проведшему юность в стенах престижных институтов Франции. Как тут не вспомнить слова нашего известного сатирика «Может, в консерватории что-то подправить?». Позднее к интеллигенции, куда включались все техники, медики и учителя, были применены еще более радикальные методы исправления. Изможденных работой на полях (Камбоджа была в полной изоляции, а внутренние производства полностью остановились), их просто забивали мотыгами ввиду дефицита патронов – тут же, на рисовых плантациях.

В лагерях на государственной основе применялись пытки, и самое ужасное, что над своими отцами и матерями их осуществляли те же дети, из которых Пол Пот сформировал свои штурмовые отряды. Для них был создан даже специальный указ «Руководство по допросам S-21»,который гласил: «Целью применения пыток является получение адекватной реакции на них со стороны допрашиваемых. Пытки применяются не для развлечения. Боль надо причинять так, чтобы вызвать быструю реакцию. Другой целью является психологический надлом, потеря воли допрашиваемого. Бить допрашиваемого надо так, чтобы запугать его, а не забить до смерти. Не следует стараться непременно убить допрашиваемого. При допросе главными являются политические соображения, причинение боли вторично. Поэтому никогда не надо забывать, что вы занимаетесь политической работой». Вот что рассказывает один из тех подростков, которых тогда превратили в слепое орудие зверства и страха: «Я убивал в первую очередь тех, кто носил очки. Если в очках, значит умел читать. А стало быть, мог обладать вредными мыслями. И вообще очки – изобретение буржуазии».

Невежество как способ управления

Отвлечемся на минутку от кампучийских событий и перенесемся в современную Украину. Неважно, хотели построить полпотовцы моментальный коммунизм, или они руководствовались бы более странной и приземленной идеей вступления в ЕС, или там еще чем-то. Важно другое – технология обработки масс, когда дети (онижедети) берут оружие и убивают своих родителей, объявляя себя родоначальниками новой нации с новой идеологией, отрекаются от своего прошлого, смутно представляя свое будущее. Когда общее невежество населения мастерски используется для насаждения в его головах идей, несовместимых со званием человека. Когда прогрессивную идею закручивают в колючую проволоку национализма и создают монстра, убивающего самого себя. Ведь именно на майдане произошло то, что не должно происходить. Невежественные дети, взяв оружие под руководством маньяков и подонков, стали убивать своих родителей, а невежественная страна, оплевав и разрушив идеологию, с помощью которой она была построена, стала на ее руинах строить монстра (ведь будучи невежественным по всем основным государственным вопросам, трудно построить что-то путное).

Кукловоды же, как правило, понимают, что именно они делают, но, зайдя слишком далеко, уже не имеют возможности остановиться, так как будут моментально уничтожены именно тем Минотавром, которого сами же породили.

К слову, сам Пол Пот подписывал свои приказы «Товарищ-87». Все то, что касалось «Ангки», также было засекречено. Видимо, полпотовцы тоже понимали, что на самом деле совершали преступление. Из соседнего Вьетнама, где в то время шло планомерное социалистическое восстановление хозяйства, разрушенного войной с США, в мир просачивались ужасные новости, но мир предпочитал их не слышать. Вслух на них реагировал лишь Советский Союз, но это тоже было не услышано. «Оскорбление идеи», «зловонный гомункулус», «паупер-социализм» – такими определениями награждала наша пресса злосчастный эксперимент Пол Пота. В сентябре 1976 года газета «Комсомольская правда» писала:

«Происходящее в Кампучии не оставляет сомнений, чьи идеи являются теоретической базой людей, пришедших к власти в этой стране. И напрасно кампучийские руководители пытаются убедить кого-то, что в Кампучии создается особая форма социализма. Это всего лишь кампучийский вариант маоизма, предусматривающего в области внешней политики создание безликих государств. Кампучийские руководители мыслят маоистскими категориями, говорят знакомыми фразами из цитатника “великого кормчего”».

В отличие от Советского Союза, китайские руководители считали, что Пол Пот действительно строит социализм. Когда летом 1978 года Пол Пот давал прием в честь китайских специалистов, посол КНР заявил: «За время нашей работы в Кампучии мы смогли увидеть собственными глазами, как кампучийский народ под руководством партии осуществляет социалистическую революцию, строит социализм в условиях независимости и суверенитета».

Когда приходит «лесник»

Точку в этом идеологическом споре поставила вьетнамская армия. 25 декабря 1978 года началось её освободительное наступление на Камбоджу. Юноши, хорошо умеющие убивать безоружных, не смогли оказать серьезного сопротивления регулярным войскам. Большая часть из них просто разбежалась, остальные вместе с лидерами партии ушли в джунгли. Эта акция Вьетнама, в отличие от кровавой бойни Пол Пота, моментально нашла «отклик» международного сообщества. Вторжение Вьетнама в Камбоджу было осуждено не только Китаем, но и большинством стран мира. Промышленно развитые государства организовали экономическую блокаду Вьетнама. А новый режим в Пномпене признали только Советский Союз и его союзники по соцлагерю.

После свержения режима Пол Пота в Камбодже и вокруг нее сложилась весьма своеобразная ситуация. Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию, в которой новое правительство Хенг Самрина не признавалось, а место Камбоджи в ООН сохранялось за красными кхмерами. В декабре 1979 года вместо Пол Пота премьер-министром «Демократической Кампучии», то есть правительства в изгнании, стал Кхиеу Самфан.

Красные кхмеры обосновались в Таиланде. Сам Пол Пот нередко бывал в Бангкоке, где проходил медицинское обследование и даже встречался с официальными лицами. Он и его сподвижники утверждали, что годы их правления – «самый блестящий период в истории Кампучии за последние две тысячи лет». Мол, были ошибки и некоторые перегибы, но общий курс оставался верным. Ликвидировались только те, кто был «безнадежно испорчен империализмом». Этот трехгодичный «блестящий период» был отмечен тремя миллионами убитых красными кхмерами людей – треть населения страны. Сам Пол Пот тихо скончался 15 апреля 1998 года. Тело сожгли, пепел развеяли.

У кровавого диктатора не было никакой собственности. Во время болезней он пользовался только травяными отварами. Несколько бутылочек с традиционными снадобьями и накомарник – вот и все, что осталось от маленького Сара.

Это, пожалуй, одно из немногих отличий «Товарища-87» от «товарищей», взявших власть сегодня на Украине. У маленьких полпотов, устроивших из Украины Кампучию в лайт-версии, достаточно денег, чтобы не думать о своем будущем, они надеются закончить свою жизнь на собственных виллах лазурных берегов Европы, в окружении роскоши и изобилия. Еще одно отличие в том, что если тогда Запад молчал в тряпочку по поводу зверств полпотовцев, то сейчас он активно поддерживает украинскую хунту и всеми силами старается удержать этот режим. Нет СССР, но есть Россия, крик которой также не слышит «просвещенное сообщество». Вьетнамцы смутно представляют, где находится Донбасс, но есть ДНР-ЛНР, которые могут, как и тогда, «загнать в джунгли» киевских полпотов, при этом постоянно выслушивая обвинения в свой адрес в «терроризме», «гибридных войнах», «вторжениях в суверенное государство» и т.д. Тем более у них есть преимущество – они воюют на своей земле. И хоть для «капиталистического интернационала» это не важно, этот фактор укрепляет антихунтовское сопротивление в его правоте. Главное, чтобы после уничтожения украинского «Минотавра» нашлась идея для построения нового государства, более справедливого и хоть как-то застрахованного от появления других разрушительных идей и идеологий.

Сейчас в либеральной прессе часто говорят о том, что режим Пол Пота «выкристаллизовал коммунизм, показав его истинное лицо». Разумеется, эта чушь говорится и повторяется не случайно, многие хотят из левой идеи сделать «пугалку» для социума, и здесь действительно личность Пол Пота как нельзя кстати. Однако так же умышленно замалчивается или перевирается тот факт, что именно социалистический Вьетнам при поддержке Советского Союза остановил эксперимент парижского «мажора».

Сегодня Камбоджа строит капитализм, туристы наслаждаются ее памятниками и природой, а крестьяне по-прежнему живут в беспросветной ужасающей нищете, зарубежные обозреватели все чаще пишут о росте коррупции и злоупотреблениях властью, но это уже другая история.

Виталий СВОБОДИН

Использованы материалы: Информационно-справочный сайт, посвященный странам Ближнего и Среднего Востока; В.Н.Шевелев, «Пирамида из двух миллионов черепов»; С.Лаврович «Пол Пот – Верхние люди»).

Комментарии (1)

  • Maria

    11 Июль 2015 at 03:45 |
    As Charlie Sheen says, this article is "WININNG!"

    ответ

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.